«Не хочу сидеть дома потому, что людям в интернете я не нравлюсь». Блогерка Милая Оли — о принятии тела и бодипозитивной фотографии

Как принять свою внешность, если она не соответствует привычным представлениям о красоте, завести посвященный этому блог и заняться бодипозитивной фотографией — без ретуши тел? «Бумага» публикует рассказ блогерки Милой Оли, одной из героинь нашего подкаста «Свобода». Слушайте выпуск по ссылке.

О пути к бодипозитиву

— Я всегда была толстой, с самого детства. У меня довольно необычная кожа, инвалидность — и меня в это тыкали: травили в детском саду, в школе. Когда я лежала в больнице, ко мне могла подойти женщина с ребенком и сказать: «Что у тебя с кожей, ты не заразна?» В начальной школе одна девочка, с которой мы вместе шли на урок, обогнала меня, вошла в класс и закричала: «Закрывайте дверь, бегемотиха идет».

В подростковом возрасте я пыталась похудеть, замазывала тональником пигментацию на лице, стеснялась выкладывать свои фотографии. Пару раз пыталась что-то замылить, замазать — получалось отвратительно, но тогда я этого не понимала.

Фото: Милая Оли

Я всегда задавалась вопросом: почему есть люди, с которыми обращаются хорошо, а есть я, с которой обращаются плохо. Просто потому, что я выгляжу как-то по-другому? В какой-то момент я поняла, что жизнь одна, я не смогу поменять свою кожу, не смогу похудеть — потому что моя полнота связана с таблетками, которые испортили мне пищеварение и обмен веществ. Я хочу чувствовать себя комфортно, жить своей жизнью, а не сидеть дома, потому что каким-то людям в интернете я не нравлюсь.

Когда у меня появились первые подобные мысли, я даже не знала, что такое бодипозитив. Про это движение я узнала только в университете, когда появились первые паблики во «ВКонтакте». И поняла, что мне это близко.

Бодипозитив я трактую для себя в двух смыслах: как принятие своего тела (именно принятие, а не любовь) и как позицию: мое тело — это мое дело, чужое тело — это чужое дело. Я не буду критиковать и оценочно говорить о чужом теле, не хочу, чтобы люди критиковали или оценивали мое тело.

Бодипозитив — для толстых и людей с инвалидностью, для людей разных этнических групп, для квир-людей, для транслюдей, для людей, которым принятие тела важно как в личном плане, так и в общественном. Он также и для худых, людей с конвенциональной внешностью. При этом важно помнить, что дискриминация худых выражается на личном уровне, дискриминация толстых — на уровне общества. Нас судят не только отдельные люди, но и социальные институты, медиа. Шейминг толстых людей институционален.

О блоге в инстаграме

— Про бодипозитив я стала писать 4 года назад. Тогда было мало такого контента. Я училась принимать себя на деле, а не на словах, очень много думала про общество, про то, что у меня «болит», про свою красоту — и писала об этом.

В инстаграме [в то время] можно было распиариться без вложений: люди находили тебя через друзей, подписывались, делились, потому что их задевало то, что ты пишешь. Мы много разговаривали с подписчиками в комментариях, на меня стали массово подписываться, я начала фотографировать. Параллельно у меня была обычная работа, но хотелось делать что-то искренне и для души. Были хейтеры и срачи, не всегда было радужно и приятно, я банила людей, ругалась. Но училась принимать себя и рассказывать об этом простым языком.

В комментариях писали: «Я тебя понимаю, когда я покупаю джинсы, у меня из-за большой попы слишком много места в талии». А я не понимала, зачем мне эта информация, если я в принципе не могу найти одежду на свое тело. Сейчас я гораздо более сухо отвечаю на комментарии, потому что у меня нет сил активно вести дискуссии. Плюс я по-другому всё это чувствую. Тогда это было очень активно и больно, но параллельно я была счастлива, вокруг меня начали появляться люди, которые разделяют мое мнение и которым мне не страшно показать свою внешность такой, какая она есть. Я знала, что мне не будет так больно, как было в школе.

Сейчас я не могу сказать, что мой блог про бодипозитив: он про мою жизнь и репрезентацию. И я очень рада, что вокруг меня собралось комьюнити, где не только я создатель и автор, но и модели и подписчики.

Сообщество изменило мою жизнь, укрепило веру в людей. Когда я всё это начинала, у меня почти не было близких людей, которые разделяли мою позицию по поводу бодипозитива и феминизма, а через блог и съемки я познакомилась со многими своими друзьями. Мне кажется, что сообщество, которое формируется вокруг тебя — это лучшее, что может случиться. Потому что без поддержки жить в России довольно сложно.

О бодипозитивной фотографии

— Моими первыми моделями были знакомые, подписчики блога или паблика во «ВКонтакте», но уже тогда было осознание, что я не буду фотографировать один типаж людей. В начале я немного фотошопила, но мне это было неприятно, я не хотела создавать идеальную картинку.

В итоге я создала концепцию бодипозитивной фотографии. Это стало находить отклик, но был и негатив: «Где твой профессионализм? Ты сфотографировала и выложила, даже не обработав!» Люди не понимают, что это и есть профессионализм, когда человек не видит обработку. При этом комплиментов было больше.

Для меня бодипозитивная фотография — это фото без ретуши тел. Я обрабатываю освещение, убираю перышки с одежды, но не трогаю кожу модели и ее тело. Моделью может быть любой человек любой внешности. Также для меня важен комфорт и безопасность модели.

Сейчас из-за пандемии я снимаю гораздо меньше, до коронавируса в основном снимала для английского The Calvert Journal. Мы делали материалы про бодипозитив, феминизм, про то, как меняется восприятие красоты.

Из последних докоронавирусных работ — фотографии певицы Манижи с ее фанатами. Она подписалась на меня в инстаграме (надеюсь, всё еще не отписалась, я боюсь проверять), я ей предложила поработать вместе для Calvert, и она согласилась! Мы придумали интересную идею, объявили о кастинге — мне было важно, чтобы там были люди разнообразных этнических групп. Кажется, вышло очень классно. Это позволило подключить новые мысли, новые образы и вдохновило меня.

Сейчас Манижу отобрали на «Евровидение» с очень классной и духоподъемной песней, в том числе и про феминизм и бодипозитив, и во всех соцсетях ее травят расисты и ксенофобы. Мне страшно смотреть, как в 21 году XXI века какие-то люди считают себя лучше других на основании национальности и формы половых органов. Я считаю, что бороться с ненавистью можно, главным образом, давая в ответ больше добра. Поддержите Манижу в соцсетях добрым комментарием, послушайте ее песни, если вы еще не слышали их, поддержите донатом любой из кризисных центров для женщин, например, «Сёстры» или «Насилию.нет», комитет «Гражданское содействие», который помогает беженцам и мигрантам.

Свою миссию как фотографа я вижу в том, чтобы дать людям, которые не получали репрезентацию, возможность показать себя. Площадку, где они могут рассказать что хотят: их прочитают и услышат.

Мне важен процесс съемки, чтобы людям было комфортно, потому что многие вообще не стояли под профессиональной фотокамерой. На тебя смотрит какая-то гигантская штука — страшно. Поэтому я стараюсь время от времени быть на месте модели, просто чтобы помнить, как человек чувствует себя со стороны. Фотограф — это не единственный участник съемки, модель тоже создает фотографию и нужно относится к ней уважительно.

Чаще всего мои модели говорят: «Я получил фотографии, и мне было очень непривычно посмотреть на себя вот так». Некоторые пишут спустя какое-то время: «Посмотрела на себя сейчас и мне даже стало нравится, как я выгляжу». Кому-то нравится сразу, а кто-то признается: «Ты хорошо сделала свою работу, но я себе на фото не нравлюсь».

Как принять свое тело

— Принятие своего тела — долгий и индивидуальный процесс. Но есть общие моменты, которые могут пригодиться всем.

Во-первых, отписаться от людей, которые заставляют вас чувствовать себя неуютно. В первую очередь лично я отписалась от людей, которые пропагандировали определенный образ жизни, внешность, от тех, кто заставлял меня чувствовать себя плохо. Они сами могли ничего не делать, но мой мозг говорил: «Посмотри, как она выглядит, а ты выглядишь не так».

Во-вторых, расширить визуальную библиотеку. Затем я пошла по тегу «бодипозитив» и стала подписываться на людей с разной внешностью — толстых, людей разных рас, разных этносов, квир-людей, людей с инвалидностью. Иногда мне было даже не очень приятно смотреть на них, но тогда мне было неприятно смотреть и на себя в зеркале. Это помогает понять, что все люди — абсолютно разные, тебе не нужно выглядеть и двигаться к одному какому-то недостижимому стандарту. Потому что нормы нет.

Расширение пространства в соцсетях, возможность для дискуссии, возможность говорить о вещах, о которых не принято говорить, помогают мозгу понять, что всё гораздо шире — и это дает определенное освобождение. Но для этого нужно время. Я всё еще иногда ловлю себя на оценивании, но потом задаюсь вопросом: «А почему другого человека должны волновать мои вкусы и мое мнение? Это же не я».

Мне нравится, что с каждым годом становится больше сериалов и фильмов с репрезентацией разнообразия. Это помогает людям на простом уровне увидеть разных людей и подумать: «О, прикольно, есть не только белые цисгендерные люди». Мы потихонечку двигаем стандарты, потому, надеюсь, люди, которым сейчас 15, чувствуют себя намного счастливее, чем чувствовала я в 15 лет. И всего-то нужно расширить свои взгляды, изменив свою ленту в инстаграме, пинтересте и тиктоке.

Петербурженка Анна Артемьева ведет блог о банной культуре, в котором рассказывает об интересных местах по всей России и делится личным опытом. Она считает, что «баня — это принятие тела и ритуал общения с собой». Читайте интервью с Анной.